Исследование сайтов общественных советов, которое было проведено Фондом свободы информации и было связано с их объявленной «перезагрузкой»  показало достаточно интересные результаты, с которыми вы можете ознакомиться здесь.

Согласитесь, что невольно возникают ассоциации с конфузом, возникшем на двусторонней встрече Лаврова и Клинтон, когда была допущена ошибка в смысловых значениях, и вместо «перезагрузка» на кнопке было написано «перегрузка».

Сегодня, по моему мнению, существует перегрузка в ожиданиях разных заинтересованных лиц от перезагрузки общественных советов, которой, по факту, до сих пор не произошло.

Представители институтов гражданского общества видят в общественных советах возможность гражданского контроля за действиями власти. Представители бизнес-структур рассматривают общественные советы в качестве инструмента лоббирования собственных интересов.

Отдельные акторы политических процессов воспринимают общественные советы как площадку для самореализации.

Но как рассматривают общественные советы сами власти? Видят ли они в них институт, который должен действительно участвовать в процессе принятия решений и осуществлять контроль за их исполнением? На мой взгляд, это ключевые вопросы, ведь очевидно, что сегодня вектор деятельности общественных советов задают не гражданские активисты, бизнес или т.п., их деятельность определяет власть.

И, по моему мнению, власть использует общественные советы как способ повышения легитимности своих решений. Если проанализировать, при каких ФОИВах общественные советы наиболее активны и открыты, мы увидим самые проблемные среди федеральных ведомств позиции:

  1. МВД (неоднозначные итоги реформы полиции, общее недоверие к правоохранительным органам)
  2. Министерство образования и науки РФ (одна из болевых точек правительства Медведева, министр образования постоянно подвергается критике, как со стороны властных структур, так и со стороны общества)
  3. ФСБ (крайне закрытая структура),
  4. Министерство обороны (потеря доверия после громких скандалов в министерстве обороны, амнистии Сердюкова и.т.д.).

Именно поэтому я бы не стал ожидать серьезных преобразований в «перезагрузке» общественных советов. Может показаться, что она еще не закончилась, но, по моему мнению, она и не начиналась. Были реанимированы отдельные общественные советы на ключевых позициях, в этом, вероятно, и заключалась цель.

Моя гипотеза будет подтверждена или опровергнута после повторного анализа деятельности общественных советов и я хочу верить, что сейчас я ошибаюсь.





17:42, 10 мая 2014