АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, ФОТО С ЛИЧНОЙ СТРАНИЦЫ В FACEBOOK

Открытые данные в России развиваются не так давно, но некоторые органы власти уже добились успехов в работе с информацией в машиночитаемом виде.

Мы открываем серию интервью с лидерами отрасли. Надеемся, что их опыт поможет их коллегам в других ведомствах повысить эффективность работы с ОД. Наш первый гость — Андрей Колесников, референт департамента массовых коммуникаций министерства по информатизации, связи и вопросам открытого управления Тульской области.

Расскажите, как начиналась работа с открытыми данными в Тульской области? Как реакция на новые нормативные требования? Или присутствовала личная инициатива руководства?

Мы портал ОД стали разрабатывать в 2013 году, для нас это было одним из направлений, частью идеологии открытого госуправления. Инициатива была наша внутренняя. Мы планировали изначально портал ОД реализовать в 2014 году, но в 13-м году поняли, что есть возможность запустить его раньше.

Понимаем, что сейчас с ходу трудно сказать о количестве затраченных средств, но как вы считаете, во сколько области обошлось развитие открытых данных?

Первая версия портала, которую мы сделали в 2013 году, обошлась нам, если мне не изменяет память, в 180 тысяч рублей. Мы написали техническое задание, объявили запрос котировок, провели закупочные процедуры и вышли на эту стоимость. В нашем подведомственном учреждении «Центр информационных технологий» есть свои технические специалисты, которые занимаются разработкой. У нас был штатный дизайнер, который помог нам с созданием макета новой версии портала. Некоторые требования по технической части, по методическим рекомендациям обсудили на своем уровне, дописали небольшое ТЗ на доработку нашего портала и его переделали. Суммы небольшие, в среднем, наверное, тысяч 200-250 в год у нас уходит на поддержку, на доработки и внедрение нового функционала.

Сталкивались ли вы с непониманием и сопротивлением со стороны сотрудников, ответственных за работу с открытыми данными в исполнительных органах и муниципалитетах? Если да, то как вам удалось преодолеть противоречия?

Никто не говорил, что нет желания развивать открытые данные. Были вопросы по поводу требований. На тот момент уже действовали методические рекомендации. Мы объясняли, собирались с коллегами, взаимодействовали с руководителями ведомств, говорили о том, для чего нам необходимо развивать это направление, и процесс постепенно стал отлаживаться. Теперь в каждом ведомстве есть ответственные за наборы данных, которые оно публикует. Мы обеспечили подготовку внутренних приказов этих ведомств о закреплении ответственных, о сроках актуализации, сейчас уже проще. Пример паспорта открытых данных

Вы рассказывали, что в Тульской области проводились курсы по открытым данным для сотрудников. Расскажите, кто разрабатывал и проводил учебный курс, как вы оцениваете его результаты?

На тот момент велась активная работа в Школе открытых данных, к которой имели отношения коллеги из Совета по открытым данным. Мы тоже туда ездили, обучались и по итогам работы в Школе самостоятельно разработали краткую программу по обучению наших коллег из ведомств, муниципалитетов. Программа была общая, довольно простая: идеология открытых данных, зачем они нужны, как их внедрять.

Как происходит формирование структуры для наборов данных? Кто занимается определением категорий, которые войдут в набор?

Бывает по-разному. В каких-то случаях орган исполнительной власти сам предлагает структуру набора данных, где-то мы даем свои рекомендации, в итоге приходим к единому знаменателю. Важно то, в каком виде информация хранится в ведомственной информационной системе, в каком виде она подлежит выгрузке, перевода в табличный формат, наличие атрибутов, которые можно или нельзя публиковать и.т.д.

Расскажите, как вы производите расширение перечня тематик ОД на вашем портале? Как выявляете новые данные?

Аналогично тому, как утверждаются структуры наборов данных. Где-то мы предлагаем ИОГВ (исполнительным органам государственной власти, — прим.ред.) опубликовать тот или иной набор данных, иногда сами ИОГВ выходят с предложением публикации набора данных. Из последнего, например: Комитет по спорту и молодежной политики проводит работу со спортивными организациями и у них появилась информация о каждом спортклубе (сколько тренеров, какая квалификация у них и.т.д.) и они вышли с инициативой по переводу этой информации в формат открытых данных. Где-то мы в процессе работы с ведомственными информационными системами понимаем, что какая-то тематика из системы обладает потенциалом для перевода в формат открытых данных.

Вы создаёте базы данных, которые позволят автоматически выгружать информацию в формате ОД. С какими сложностями сталкиваетесь в процессе?

Сложностей много. Я бы выделил основные из них: ИС, которые уже созданы, которые давно работают, не всегда имеют дополнительный модуль, позволяющий в автоматическом или полуавтоматическом режиме отправлять информацию на портал открытых данных. И здесь возникает вопрос о доработке этих ИС. Эти задачи не входят в рамки обычных контрактов на сопровождение информационной системы, поэтому необходимо принимать решение о дополнительной доработке. Где-то возможность выгрузки уже есть, причем уже в соответствии с методическими рекомендациями, но тут возникает второй вопрос. Так как мы движемся в сторону связанных данных и онтологий, нам нужно посмотреть каждый новый набор для того, чтобы убедиться, что адресное поле, другие типовые элементы структуры используют один классификатор, один справочник. Третье — это визирование набора данных ведомством, руководителем. Не все информационные системы имеют такой функционал. Важно, чтобы набор данных не просто ушел на портал, но и был завизирован, подписан, верифицирован электронной цифровой подписью руководителя ведомства. Это уже вопрос технической составляющей, инфраструктурной, мы тоже их постепенно решаем.

В Тульской области разработана интересная инфраструктура как технологическая, так и нормативная. Вы ориентировались в этой работе на какие-либо примеры? Или чувствовали себя первопроходцами?

Нет, первопроходцами себя не чувствовали. С необходимостью формирования региональных актов, регламентирующих ОД, столкнулись в самом начале нашего пути, когда у наших коллег из органов власти еще не было понимания идеологии открытых данных. Никто конкретно не мог ответить, кто за что отвечает, какой должен быть регламент, какие процессы, процедуры. Мы написали небольшой регламент. Описывая терминологию, мы смотрели и на зарубежный опыт, и на опыт, который был у нас в стране на тот момент. В плане регламентации мы описали ответственных за конкретные действия, наделили полномочиями администратора портала ОД, всем остальным представителям ИОГВ дали признак поставщика набора данных, написали концепцию, которую тоже мы создавали не с нуля, а использовали имеющиеся разработки в этом направлении.

Взаимодействовали ли вы с другими регионами, выходили ли на федеральный уровень с целью формирования единой структуры наборов ОД или общих приложений?

Да, мы выходили с этой инициативой на федеральный уровень в конце прошлого года на саммите по открытым данным. В ходе саммита выяснилось, что в этом направлении также работают коллеги из Москвы и Пермского края. Предложение было услышано, пока какого-то конкретного результата нет, но я считаю правильным, чтобы хотя бы по типовым наборам данных у нас была стандартизированная структура, и, если речь идет о справочниках, чтобы также был утвержден единый справочник для типовой информации. Либо мы можем на федеральном портале открытых данных в разделе для разработчиков давать рекомендации, рекомендуемые конвертеры, если речь идет о переводе данных из одного справочника в другой.

Что, по вашему мнению, необходимо сделать на федеральном уровне, чтобы открытые данные стали развиваться и в других регионах страны?

На мой взгляд, это следует решать с помощью повсеместного внедрения Стандарта информационной открытости правительств, ведомств. Стандарт этот должен помимо публикации информации о ведомствах, о их целях и задачах, также содержать пункт по открытым данным. Мы у себя в регионе такой стандарт открытости внедрили, он у нас состоит из трех ключевых блоков: стандарт информационной открытости, открытые данные, гражданское участие. У нас блок «открытые данные» содержит очень много параметров, и мы оцениваем 2 раза в год все ИОГВ и муниципалитеты. Результаты оценки докладываются высшему руководству области, это позволяет стимулировать работу ведомств в этом направлении.

Какие стратегические задачи ставите перед своим подразделением на ближайшие годы?

В этом году планируем продолжить работу по стандартизации форматов данных, построению онтологий, связыванию наборов данных. Работа с новыми информационными системами. Через личный кабинет поставщика открытых данных планируем реализовать возможность подписания набора средствами усиленной квалифицированной электронной подписи. В стратегическом плане мы хотим направление открытых данных тесно связать с теми сервисами и проектами, которые мы делаем в рамках открытого государственного управления, чтобы информация, которую мы используем для разработки своих сервисов, обязательно предварительно публиковалась на портале ОД и любой желающий мог сделать что-то аналогичное на их базе. И, конечно, в планах развивать мобильные приложения и поддерживать наборы, на базе которых уже функционируют приложения, в актуальном состоянии, так как уже сейчас столкнулись с тем, что из-за большого количества опубликованных наборов сложно следить за их актуальностью. Также мы ведем статистику использования открытых данных, чтобы сконцентрироваться на развитии востребованных тематик, а неинтересные перевести в архив.



15:34, 25 августа 2016