Эксперты проекта «Инфометр» уже говорили о том, зачем госорганам нужны соцсети, считали, сколько органов власти зарегистрировано в vk.com, Facebook, Twitter, «Одноклассниках» и Instagram, выясняли, как ФОИВ ведут свои странички в сети «Вконтакте». Теперь узнаем, как они работают в Twitter.

Планы по развитию концепции открытости, опубликованные на сайтах министерств и ведомств, сообщают, что госорганы все чаще используют социальные сети как инструмент для связи с гражданами и СМИ.

Twitter – социальная сеть микроблогов (размер сообщения - не более 140 символов). Формат позволяет оперативно донести новость до широкой аудитории. Прошлое исследование «Инфометра» показало, что федеральные органы исполнительной власти чаще всего регистрируются именно в Twitter.

Всего 33 аккаунта

Как федеральные органы исполнительной власти ведут твиттер-аккаунты

Информация должна адаптироваться под аудиторию той или иной социальной сети, чтобы сухие новостные заметки не переходили с официальных сайтов в паблики. В Twitter без «адаптации» не обойтись: недостаточно передать информацию в доступной, иногда упрощенной форме, необходимо уместить законченную мысль в короткий твит.

Как правило, ФОИВ не адаптируют даже заголовки своих статей, которые вместе с ссылкой на материал превышают установленный максимум в 140 символов. Тогда посты выглядят таким образом:

Ленты госорганов в Twitter практически целиком состоят из ссылок на новостные заметки официального портала.

Крайне редко можно встретить иную активность (репосты, размещение изображений, посты без ссылок на новостную заметку сайта):

Если во время анализа контента пабликов ФОИВ во «Вконтакте» было о чем писать (удачные практики, забавные случаи и т.д.), то с Twitter-аккаунтами все оказалось гораздо скучнее. Органы власти используют сервис для простой ретрансляции своей новостной ленты.

Однако формат твиттера позволяет решать и другие задачи. Здесь можно публиковать информативные схемы и графики, которые не требуют подробного текстового пояснения, размещать телефоны горячих линий, срочные предупреждения и т. д. Примеры из зарубежных практик:

Анализ подписчиков ФОИВ в Twitter

На момент публикации материала в Твиттере зарегистрировано 33 ФОИВ. Общее количество подписчиков у этих министерств и ведомств – 1 531 660 человек. При этом наблюдается значительный прирост аудитории: по данным прошлого исследования месяц назад у ФОИВ в твиттере было 1 336 200 подписчиков.

Однако можно ли считать, что вся эта полуторамиллионная аудитория – реальные люди? Одна из серьезных проблем в социальных сетях – боты, имитирующие активность. Из-за них некоторые эксперты не оставляют шансов развитию твиттера.

Мнение эксперта:

«Боты - проблема номер один в социальных сетях. Те социальные сети, которые перестают решать эту проблему, теряют живую аудиторию. Есть тот момент, когда боты нарушают экологию соцсети, когда пользователям становится некомфортно, когда они начинают не доверять соцсети. Ключевым фактором тут являются боты, которые донимают пользователей спамом, воровством личных данных, вмешиваются в обсуждения, влияют на тренды. Твиттер не смог придумать способ борьбы с ботами, что привело к смерти соцсети».

Директор SMM-агентства «Реактив Медиа» Сергей Стукалов

«Инфометр» проверил, сколько фейковых аккаунтов среди тех, кто подписан на каналы органы власти. Эксперты определили характер активности таких подписчиков с помощью сервисов Fake Followers от SocialBakers и Twitteraudit. Они используют разные алгоритмы выявления фейковых аккаунтов (с методикой их работы можно ознакомиться на официальных сайтах). На основе среднего показателя составлены рейтинги по количеству активных пользователей, подписанных на аккаунты ФОИВ в Твиттере (ссылка на рейтинг).

Средний процент фейков среди подписчиков всех аккаунтов ФОИВ в Twitter на 27.01.2015 - 66,3%, что от общей аудитории составляет 1 015 922 ботов.

Результаты исследования показали явную зависимость (коэффициент корреляции 0,77) между количеством подписчиков и процентом фейковых аккаунтов. Например, аудитория подписчиков МИД РФ по состоянию на 26.01.2015 составляла 520 000 человек (рост аудитории за месяц составил 67 000), а ботов среди них – 77%. Схожая ситуация у ФАС (162 000 подписчиков и 72,5% фейка) и у Россотрудничества (92 000 и 74,5% фейка).

О результатах исследования подробнее

Примерно так выглядит страница с такими подписчиками:

Результаты являются приблизительными: мы указали примерный минимум, скорее всего, цифра гораздо больше. Это объясняется тем, что владельцы ботов постоянно совершенствуют свою «армию», создавая алгоритмы, имитирующие человеческую активность. Современные боты могут не только распространять с помощью ретвитов какую-то информацию, но и генерировать уникальные посты, вступать в дискуссии с реальными пользователями, что создает эффект живого аккаунта и он уже не попадает в число фейковых.

Вывод

Почему большинство ФОИВ (33 аккаунта) зарегистрировались именно в Twitter?

Привлекает широкая аудитория. Кроме того, эта социальная сеть удобна для кросспостинга. Подход госорганов к ведению ленты в Twitter аналогичен подходу, согласно которому функционирует лента основного портала. Материалы практически не адаптируются.

Как можно использовать Twitter?

Twitter – это инструмент для быстрого распространения важной информации (формат сообщения в 140 символов повышает шанс того, что информация будет прочитана). Твиттер дает возможность выстраивать диалог с гражданами, получать реакцию пользователей на ту или иную информацию, улавливать настроения граждан, взаимодействовать со СМИ. Кроме новостных заголовков и ссылок, в Твиттере можно провести неформальный опрос населения по актуальным темам, можно делать ретвиты чужих новостей по важным вопросам. Не стоит забывать о медиа-контенте: видео, инфографика, ссылки на полезные источники.

Мнение эксперта:

«Нужно адаптироваться, иначе какой в этом смысл? Не нужно скатываться до мусорного контента, но быть понятными нужно. А как быть понятными, если канцелярский язык доступен только чиновникам и юристам. И самое главное - в соцсетях нужно общаться, чего не делает подавляющее число представительств».

Сергей Стукалов, директор SMM-агентства «Реактив Медиа»

Почему среди подписчиков аккаунтов органов власти там много ботов? Как это исправить?

Косвенных причин может быть несколько, однако основная проблема, по нашему мнению, заключается в неправильном формулировании целей. На данный момент мы изучаем ведомственные планы, чтобы сформулировать рекомендации по их улучшению. Большинство ФОИВ сформировали свои планы продвижения в социальных сетях и в качестве необходимых показателей задали абсолютно неверные значения: к дате N собрать N подписчиков, к дате N продвинуть в социальной сети хэштег N. Неверные цели приводят к неверным результатам. Цели определены неточно. А иногда не определены вовсе. Через такие количественные показатели проще анализировать итоги, но они не отражают эффективность такого продвижения.

Мнение эксперта:

«Какими могут быть критерии эффективности продвижения? Нужно смотреть на картину в целом. Сколько уникальных просмотров в сообществе, сколько обратной связи (лайки, комментарии, репосты), какой общий охват аудитории. Толкаться надо в первую очередь от задачи: прокачка ли эта конкретного инфо-повода или сбор людей в сообществе для поддержания обратной связи с госорганами, "книга жалоб" или другое».

Василий Косарев, директор SMM агентства «Лайка»

 

Есть еще одна возможная причина, по которой у твиттер-аккаунтов ФОИВ появляются подписчики – это недобросовестные SMM-агентства, которые занимаются не реальным продвижением государственного органа в социальных сетях, а выстраиванием видимости.

Мнение эксперта:

«Есть репутация компании, которая в значительной степени лежит в этических ценностях. Кому репутация не дорога, те смело используют «черные методы» SMM. Бывает так, что в этом заинтересован сам заказчик. С этим сталкиваемся регулярно. «Нам нужно 100 тыс. подписчиков за 20 тыс. рублей» - таких заказов хватает на рынке».

Сергей Стукалов, директор SMM-агентства «Реактив Медиа»

 

Поскольку из-за ботов теряется доверие аудитории, рекомендуем удалять из подписчиков фейковые аккаунты (с помощью автоматизированных инструментов, предоставляемых SMM-агентствами).